25оммажейафиша_22
Анонсы
Андрей Чежин Проект: 25 ОММАЖЕЙ
28 Июн 2017
Читать далее ...
25оммажейафиша_22
Текущая выставка
Андрей Чежин Проект: 25 ОММАЖЕЙ
28 Июн 2017
Читать далее ...

Андрей Чежин Проект: 25 ОММАЖЕЙ

Выставки:
Андрей Чежин Проект: 25 ОММАЖЕЙ
Андрей Чежин Проект: 25 ОММАЖЕЙ
  • Как и в какие годы зародилась идея проекта?

Идея проекта зародилась в 1989 году, когда я впервые увидел в итальянском журнале «Фотография» несколько портретов Ричарда Аведона из его Американского проекта. Они мне очень понравились и я захотел снять нечто подобное. В то время я работал в фотолаборатории на «ДСК-2», там был небольшой павильон и сама лаборатория. Изначально проект планировался, как оммаж Аведону: я хотел фотографировать различных людей в полный рост на белом фоне в придуманной мной позе. Но, как видно из фотографий, Аведон был только поводом, у меня тогда не было белого фона и пришлось использовать узкую рулонную бумагу. Снимал «Киевом-6С» и «Салютом», использовал вспышки с зонтами. Обычно я пытаюсь сфотографировать себя в конкретном человеке, поэтому часто мои портреты моделям не очень нравятся — но ведь я фотографирую их для себя. И здесь я столкнулся с трудностью: чтобы пригласить в павильон нужного мне человека, я предлагал ему сделать портрет специально для него, а потом уже он попозирует для меня. Приходилось отходить от своей позиции и делать портрет, который бы понравился клиенту. Съемки длились около года, в результате появился довольно большой архив различных персонажей. Спустя некоторое время я вернулся к архиву с новым проектом, а потом ещё и ещё. Может быть через некоторое время продолжу.

  • Каким фотографам и художникам посвящены оммажи?

Оммажи посвящены не только фотографам и художникам, но и каким-то техникам печати. Первый проект посвящен Ричарду Аведону, второй – Казимиру Малевичу, третий – фотографической печати в стиле карандашной графики, мной придуманной — по крайней мере, раньше я её не встречал, четвертый – Амедео Модильяни, пятый – Энди Уорхолу

  • Можно ли сказать, что эти мастера оказали большое влияние на Ваше творчество?

Конечно! Ведь, если бы они мне не нравились, я бы не стал им делать посвящения. А мне, как постмодернисту, всегда интересно смотреть и вдохновляться чьими-то прекрасными произведениями.

  • Как отбирались модели для съёмок? Поддерживаете ли Вы с ними отношения сейчас?

Понятно, что в 1990-е годы всё было не так, как сейчас, у людей был неподдельный интерес к тому, что ты делаешь, всё было проще. В основном это были знакомые, знакомые знакомых, сослуживцы и даже просто люди с улицы. Конечно, в данном проекте очень важна была фактура, нестандартность и самое главное надо было придумать, как минимальными средствами это проявить. Прошло уже больше 25 лет, связи оборвались, но с некоторыми моделями иногда вижусь.

  • В каких техниках выполнены оммажи? Почему применены именно эти техники и на сколько трудоёмко их использование?

Техника исполнения определялась исключительно тем, чем я в тот момент занимался. Все было снято в 1989-90 годах, а печать – это как раз возможность трансформировать ту съемку в другое время. Первый проект – ч/б съемка и печать, во втором я уже использовал негативы, которые снимал для самих клиентов. В это время появился «Красный квадрат» — мой автопортрет, посвященный Леонардо да Винчи, Казимиру Малевичу и развалу СССР. И здесь я решил в той же технологии напечатать весь проект. Это коллаж, печатается фотография и её фрагмент, затем фрагмент окрашивается в анилиновом красителе, обрывается и приклеивается на свое место. В третьем проекте меня заинтересовала работа с фотобумагой в промежутке между проявлением и фиксированием, а именно, отбеливание и повторное проявление. Условно я назвал эту технологию – стиль карандашной графики, многие художники рисуют такие портреты с растушёвкой Используется советская рефлексная фотобумага, она размачивается в проявителе, кладется под фотоувеличитель, засвечивается и там же проявляется проявителем, который остался в толще бумаги, потом бумага немного смещается, опять засвечивается и так несколько раз, пока вся фотография не становится совсем серой с читаемыми черными тенями, дальше промывание, отбеливание, опять промывание и повторное проявление до достижения нужного эффекта, потом фиксирование. Это основа, но в процессе могут быть некие отклонения, надо делать пробы. В четвертом проекте захотелось попытаться при помощи подручных инструментов (шкурка, шило, маркер) довести негатив, а потом, при выборочном тонировании отпечатка, поиграть в стилизацию под Амедео Модильяни. Конечно, все трансформации проводились с дубль-позитивами и дубль-негативами. В пятом, и пока последнем проекте основой была работа Энди Уорхола тройной Элвис Пресли. Это печать в мокрую последовательно с разных или одних и тех же негативов и в последствии с выборочным тонированием.

  • Можно ли сказать, что этот проект начатый в 90-х годах сейчас полностью завершён?

Будет свежая идея, бумага есть, негативы тоже, всё может быть.

  • Можно ли сказать, что у Вас «аналоговое» мышление и только плёнка позволяет в полной мере реализовывать все Ваши проекты?

Просто я знаю, как работать с пленкой, мне это нравится, люблю ручную работу, люблю печатать при красном свете. Компьютер – это не моё, и при всем том, что у меня есть цифромыльница и я на неё что-то даже снимаю, но практически ничего не печатаю – не интересно.

 

Спрашивал – Юрий Гурченков, куратор проекта

Наверх